Маранафа Медиа - Россия

СТУК В ДВЕРЬ - окончание

Опубликовано Авг 29, 2020 от Роберт Виланд в Вечное Евангелие
174 Отметки

Назначенные Богом лекарства: «белая одежда» и «глазная мазь»

О «белой одежде, чтобы одеться», сказано, что это «непорочный характер, очищенный в крови их дорогого Искупителя» (СЦ 3, 254), «праведность Христова» (СЦ 5, 233) или «одежда праведности Христова» (МЖС, 311). Эллен Уайт часто использовала это выражение в вести 1888 года, говоря «о праведности Христовой». Сам Иоанн указывает, что это «праведность святых» (Откровение 19:8), очевидно, не их собственная, ведь у них её нет, а Христова, наконец, полностью переданная им, а не просто вменённая в строго и исключительно юридическом смысле.

Если бы не «изъяснение праведности Христовой в отношении к закону, представленное нам доктором [Ваггонером в 1888 г.]» (ср. MS.15, 1888), служители и церковь адвентистов седьмого дня оказались бы до неприличия «нагими». Мы проповедовали закон, пока не стали «сухими как Гилвуйские холмы». На виду у Божьей вселенной мы полагали, что провозглашаем миру «вечное евангелие», когда мы даже не понимали «сущности вести третьего ангела». Весть 1888 года должна была вложить в «адвентистскую весть» драгоценное содержание и дать церкви драгоценный опыт, который действительно удалил бы причину для «стыда».

Была ли наша нагота покрыта в то время? Или мы всё ещё наги? Является ли «праведность Христова» теперь для нас важным понятием? Или это клише, слова, маскирующие пустоту? Приготовила ли себя «жена»? Знает ли она Христа настолько хорошо, что сможет, наконец, быть Его помощницей? Если нет, то она ещё не «одета».

Является ли её знание праведности Христовой таким же поверхностным, как и у «семи жён», которые хватались за Него и хотели называться Его именем, но которые никогда не могут стать Его истинной Невестой (ср. Исаия 4:1-4)? Христос был не просто шибболет (лозунг или речевой пароль; см. книгу Судей 12:5,6 – прим переводчика) для вестников 1888 года. Они не произносили Его имя и не окропляли свои речи актёрством и эмоциональностью, рассчитанными на то, чтобы произвести впечатление. У них было отчётливое, объективное представление о Христе, которое можно изложить в виде доктринальной истины. Они видели нечто такое, что, очевидно, никогда не видел никто из современных им братьев. Это ясно из того, что сказала Эллен Уайт:

«Я вижу красоту истины в изъяснении праведности Христовой в отношении к закону, представленном нам доктором [Ваггонером]. Вы говорите, многие из вас, что это свет и истина. Однако вы не изъясняли этого в таком свете ранее. … Если бы наши служащие братья приняли то учение, которое представлено так ясно – о праведности Христовой в отношении к закону – а я знаю, что им надо это принять, их предубеждения не имели бы решающей силы, и народ получал бы свою долю пищи в должное время» (MS 15. 1888, Олсон, Через кризис к победе, стр. 295).

Когда брат Ваггонер изложил в Миннеаполисе эти идеи, это стало первым ясным учением по данному вопросу, которое я слышала из человеческих уст, за исключением бесед между мной самой и моим супругом. (Г-жа 5, 1889 год)

Уникальная весть, которую эти братья провозгласили в то время, получила особое наименование: «учение… о праведности Христовой в отношении к закону». Это было признанием того, что праведность Христова была праведностью подлинного богочеловека, который «осудил грех во плоти», будучи послан «в подобие плоти греховной» (Римлянам 8:3). Это был центр их вести, преобладающая в ней тема, задававшая её практическую тональность. Тот характер, который развил в себе Христос, можем развить и мы, если только будем иметь Его веру. Другими словами, праведность приходит от веры!

Оба вестника особо говорили о том, что отрицают, будто Христос пришёл в такой природе Адама, какой она была до грехопадения (ср. Ваггонер, Христос и его праведность, стр. 26-30; Джоунс, Освящённый путь, стр. 21-44, а также Бюллетень Генеральной Конференции, 1895, стр. 232-234, 265-270). Они конкретно утверждали, что Он принял человеческую природу после грехопадения, и яснейшим образом подчёркивали, что Христос был совершенно не таким, как Его обыкновенно и повсеместно представляют сегодня. (Бывают, конечно, исключения, и в самые последние годы в некоторых изданиях стало излагаться представление о праведности Христовой, заявленное в 1888 г.). Если наше популярное представление о «праведности Христовой» верно, то основная суть вести Ваггонера и Джоунса была, определённо, ошибочной, и Эллен Уайт также ошибалась, ведь она поддерживала её.

Были предприняты серьёзные усилия по сбору таких высказываний Эллен Уайт, в которых, как кажется, утверждается, что она была против взглядов Джоунса и Ваггонера. Их противопоставляют многочисленным высказываниям в поддержку Джоунса и Ваггонера. В результате получается путаница. До сих пор представляется, что нет ни одного богослова, которому удалось бы примирить противоречия этих двух наборов цитат. Везде, где обсуждается данный вопрос, один из этих наборов высказываний неизменно используется для того, чтобы свести на нет другой. Но Эллен Уайт была бы лжепророчицей, если бы так противоречила сама себе!

Никто из нас не сможет понять эти, по-видимому, непримиримые высказывания, пока мы не изучим их в подлинном контексте вести 1888, изложенной Джоунсом и Ваггонером. «Ко мне приходят письма, где утверждается, что Христос не мог иметь ту же природу, что и человек, ибо если бы Он её имел, то Он был бы подвержен подобным же искушениям» (Утренняя беседа 29 января 1890 г., Ревью энд Геральд, 18 февраля 1890 г.; ИВ1, 408). Совершенно очевидно, что эти письма были критикой из области дискуссий вокруг изложенной Джоунсом и Ваггонером «вести о праведности Христовой». Как можно понять её комментарий на эти письма, если мы не понимаем вести, против которой они направлены? Хотя эти письма, вероятно, нам недоступны, мы всё же можем найти в архивах то, что важно – а именно: что Эллен Уайт поддерживала как «начало» Позднего Дождя и Громкий Клич.

Можно задать вопрос: есть ли у нашего поколения столь мощные изъяснения «праведности Христовой в отношении к закону», как в Бюллетене 1895 года и в книге Джоунса «Освящённый путь»? Никогда книга Псалтирь не раскрывалась как самая христоцентричная книга Библии настолько, как она раскрыта в этих работах. Если бы не уклончивое отношение и сопротивление большой части наших братьев в 90-х гг. XIX в., «откровение праведности Христовой» в этих сообщениях произвело бы чудо в наши дни, и церковь была бы облечена в «белую одежду», выйдя возвестить миру о Громком Кличе. Христос одержал бы победу в Своём народе, когда народ показал бы в своей греховной плоти верное отражение того, что Он продемонстрировал в «подобии плоти греховной», когда был на земле. Увидев ясно явленного Иисуса, они получили бы «веру Иисуса». Но Христос и Его праведность ещё не были ясно видны.

Другое представление заменило собой весть 1888 года о праведности Христовой: Христос должен был принять безгрешную природу Адама до грехопадения, и поэтому Его совершенство не может быть явлено в нашей греховной плоти. Это представление практически идентично тому, которого придерживаются люди, соблюдающие воскресный день и верящие в естественное бессмертии души. Ни один из «популярных служителей» не имеет ясного представления о «праведности Христовой», хотя можно уловить искреннее усилие понять её у таких авторов как Райнхольд Нибур, Клайв Льюис и у некоторых других. Но ни одна церковь или движение не придерживается того уникального видения, которое Бог дал адвентистам седьмого дня в 1888 г. Наше поле по-прежнему чисто!

«А какая разница?» – спрашивают многие. Такой вопрос могут задавать только люди с законническим складом ума. Понятие о «праведности Христовой» не имеет смысла для тех, кем движет лишь эгоцентрический интерес, если только это не законнический, юридический манёвр для покрытия продолжения нашего пребывания в неправде. Юридическое «вменение праведности» стало подчёркиваться так сильно, что для среднего христианина не остаётся никакой реальной возможности того, что когда-нибудь он сможет стать в своём характере поистине подобным Христу.

Такие представления создают впечатление, что реальная подготовка к пришествию Христа и вознесению – это дело следующего века, а то и более позднего времени, в общем, очень туманное и далёкое.

Для того, чтобы подчеркнуть юридическое вменение праведности, часто привлекается следующее высказывание. При этом акцент делается на первом предложении, но игнорируется контекст. Обратите особое внимание на то, что эти слова не были туманным упрёком вестникам 1888 года – Эллен Уайт в то время твёрдо поддерживала их весть. Она говорит о поддельном учении о «праведности по вере», преподносимом «популярными служителями», и при этом ставит акцент на истинной наделённой праведности:

«Когда в сердце есть решимость повиноваться Богу, когда для этого делаются усилия, Иисус принимает это расположение и усилия как лучшее служение человека, и восполняет недостатки Своими божественными достоинствами. Но Он не примет того, кто заявляет о своей вере в Него, но всё же не повинуется заповедям Его Отца. Мы много слышим о вере, но нам надо услышать намного больше о делах. Многие обманывают свои души, живя лёгкой, податливой религией без креста. Но Иисус говорит: “Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною” » (ЗВ, 16 июня 1890 г.; 1 см 382).

Но это обычно интерпретируется в таком смысле: «если ты говоришь, что любишь Господа, “в сердце есть решимость повиноваться Богу”, просто попробуй немного быть хорошим человеком. Исполнить заповеди ты не можешь, и Господь знает это, поэтому Он будет доволен и «восполнит» всё “Своими собственными божественными достоинствами”». Возьмите, например, сексуальные проблемы. В то время как в церковь вползают беспорядочные половые связи, супружеская неверность и разводы, большинство наших благонамеренных служителей продолжают считать, что Христос принял безгрешную природу Адама до грехопадения, а это означает, что Он не мог подвергаться искушениям блуда или прелюбодеяния. Конечно же, Адам не был так искушаем! Официальная позиция, изложенная в «Вопросах о доктрине», заключается в том, что Христос «был свободен от наследственных страстей и осквернений, которые развращают естественных потомков Адама» (стр. 383). Это довольно путаное заявление, так как оно вступает в противоречие и с Библией, и с Духом Пророчества. Авторы могли сделать его только из-за незнания изложенного в 1888 году представления о праведности Христовой или из-за невнимания к нему.

Христос ни от чего не был «свободен». Не дай Бог! Единственной причиной, по которой Он не согрешал, было то, что Он решил не грешить, а не в каком-то преимуществе – «свободе», делавшей искушения для Него менее опасными, чем для нас. Он решил не грешить, а также Он умел умирать для Себя и показал это, умерев на кресте. Таким образом, Он «осудил грех во плоти» (Рим. 8:3), включая сексуальный грех, которым Он был искушаем «во плоти» так же, как и все люди. Он был «подобно нам, искушён во всём, кроме греха» (Евр. 4:15). Если мы отрицаем это, то вести о праведности Христовой нет, ведь праведность Христова не имеет смысла вне контекста наследования Им «подобия плоти греховной», которую получают все дети Адама. Но многие не понимают этого. Незнание этой истины разрушает узы их союза и единения со Христом. Поэтому тысячи из них ничто не удерживает в часы искушения, и Христос открыто унижается в церкви остатка, которая в моральном плане не выше, чем церкви, пьющие «ядовитое вино Вавилона».

Надо всего лишь окунуться в повседневные проблемы на миссионерских полях или в церквях современного города, чтобы осознать, что мы отчаянно «наги» в этом вопросе «праведности». Наш Истинный Свидетель говорит:

«Советую тебе купить у Меня… белую одежду, чтобы одеться, и чтобы не видна была срамота наготы твоей» (Откровение 3:18). Нам советуется «купить» её не у «популярных служителей», а «у Него». Как мы может «купить» у Него? Ключ мы находим здесь: «Господь по Своей великой милости послал Своему народу через старейшин Ваггонера и Джоунса ценнейшую весть. Эта весть должна была ещё яснее показать миру вознесённого Спасителя, жертву за грехи всего мира. … Она пригласила людей принять праведность Христову, которая является в повиновении всем заповедям Божьим. Многие упустили Иисуса из виду… Это весть, которую Бог велел передать миру» (СП, 91-92).

Обратите внимание на источник вести: «Господь… послал». Каким лучшим способом можем мы «купить» у Него, кроме как оставив наши ложные понятия и смиренно приняв «весть о праведности Христовой», которую Он послал этому народу, но которая и сегодня остаётся не понятой? Такой совет даётся «ангелу церкви». Недостаточно, чтобы мы праздно стояли, занимая во время кризиса позицию нейтралитета. Мы должны «купить» у Него – подлинно принять. Эту весть следует провозглашать широко, всеми доступными средствами, в наших книгах, газетах и журналах, молодёжных изданиях, провозглашать по радио и по телевидению и преподавать в учебных заведениях, а также каждую субботу с церковных кафедр. Простого выпуска нескольких брошюр с этой вестью будет недостаточно. В десятилетие после 1888 года вестникам была дана возможность провозглашать их весть самыми разнообразными и доступными им способами. Но это движение потерпело неудачу, потому что в целом руководство не поспешило с сердечной самоотдачей поддержать славное провозглашение этой вести. Поддержка была со стороны Эллен Уайт, а в остальном поддержка вестникам была крайне нерешительной. (Один видный историк признаёт, что когда тёмное десятилетие 90-х гг. XIX в. перевалило в ХХ в., ни один выдающийся проповедник из нашей среды, кроме Эллен Уайт, не провозглашал этой вести. (ср. Норвал Пиз, Верой единой, с.164)

Определённо, нейтральная позиция сегодня была бы позитивным шагом по сравнению с прямым противлением. Но это не было бы ответом на призыв Истинного Свидетеля. Нейтралитет никогда не обеспечит завершения дела Божьего в этом поколении. Мы должны сделать больше, чем персидское правительство во времена царицы Эсфирь, когда оно осталось нейтральным и просто позволило евреям защищать себя. У нас нет иллюзий на счёт непогрешимости наших прежних решений, но такие иллюзии царили в сознании мидян и персов, считавших свои указы непогрешимыми и не подлежащими отмене. Теперь пришло время поддержать истину всем сердцем. Пусть «весть о праведности Христовой» пропитает церковь по всему миру!

Пусть истина начнёт своё действие! И пусть наши современные средства связи будут сполна использованы для провозглашения того, что Эллен Уайт назвала «ценнейшей вестью», которую «послал Господь по Своей великой милости», «именно того, что нужно людям». Только тогда можно было бы честно сказать, что мы сделали всё для того, чтобы исполнить волю нашего Господа, и можем с уверенностью ожидать Его ответов на наши молитвы о пробуждении и исправлении в ожидании Позднего Дождя и Громкого Клича. Наш Господь произносит ещё одну фразу, когда предлагает третье средство: «И глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть» (Откровение 3:18). Глазная мазь нужна для того, чтобы мы смогли:

Распознавать грех под любым обличьем. (СЦ4,88)

Различать нужды времени. (РУУ, 42)

Различайте истину и заблуждение. (Мл 73).

Смотрите и избегайте козней Сатаны. (5Т 233)

В этом контексте слепота представляется ещё одним способом обозначения духовной бессознательности. «Глазная мазь» – это то, что доведёт неосознанный грех до сознания. «Послание Истинного Свидетеля застаёт народ Божий в прискорбном, однако, честном заблуждении» (СЦ 3, 253).

Если мы помним, что грех всего человечества, это в основе своей — участие в распятии Сына Божьего (ср. Римлянам 3:19; ЖВ, 745; СП, 38), мы готовы увидеть, что осознание этого греха скрывается тем простым фактом, что падший человек не принимает этого обличения (ouk edokimasan, Рим. 1:28). И среди людей, называющих себя народом Божьим, в эти последние дни есть много путаницы относительно природы и глубины их греха. «Не знаешь…» Рождённый от Девы, Христос не имел того барьера неосознания, который есть в нас. Он не знал вины, и Ему нечего было подавлять или «заметать под коврик», как это делаем мы. То неосознанное и подавленное знание, которое есть у всех людей, у Христа было осознанным. Иоанн говорил о чуде наследования Спасителем нашей истинной природы, и Его знании о ней так: «Но Сам Иисус не вверял Себя им, потому что знал всех и не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке» (Иоанна 2:24-25).

Полное знание о нашем грехе скрыто от нас, потому что сознание вины было бы для нас смертельным. Но Бог «не знавшего греха [Христа] сделал для нас грехом» (2 Коринфянам 5:21). «Господь возложил на Него грехи всех нас» (Исаия 53:6). (Это определённо не совместимо со «свободой»!) Таким образом, Иоанн сказал истину, говоря: «Вот Агнец Божий, который берёт на себя грех мира» (Иоанна 1:29). Написано, что в уникальном смысле Христос «возненавидел беззаконие» (Евреям 1:9). Но Он не мог бы ненавидеть беззаконие, если бы не понимал его. Вдохновенные слова Павла предполагают во Христе полное знание неведомого человеческого сердца. Только так Он мог бы понять и понести наше беззаконие. «Глазная мазь» у Христа была своя.

Если «ангел Лаодикийской церкви» получит от Христа «глазную мазь» и воспользуется ей, он увидит всю полноту истины о себе и о Спасителе. Он снова обретёт не только знание о своём грехе, но и полное или «окончательное»искупление всего греха, который сейчас пока неизвестен. Послание к Лаодикийцам уверяет нас в успехе: «Стою у двери и стучу… войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (стих 20). Это более близкое общение со Христом, чем то, что было известно любой из шести предыдущих церквей. Приведёт ли служение Первосвященника во Святом Святых в итоге к этому успеху? Станет ли народ Божий, наконец, поистине подобен Христу по своему характеру? Ответ: безусловное «да»:

«Пока наш великий Первосвященник совершает для нас искупление, нам следует стремиться стать совершенными во Христе. Нашего Спасителя не удалось склонить поддаться силе искушения даже одной мыслью. Сатана находит в человеческих сердцах какую-нибудь точку, где он может закрепиться; лелеется какое-то греховное желание, посредством которого его искушения обретают свою силу. Но Христос сказал о Себе: “Вот идёт князь мира сего и во Мне не имеет ничего” (Ин.14:30). Сатана не смог найти в Сыне Божьем ничего такого, что дало бы ему возможность одержать победу. Он соблюл заповеди Своего Отца, и в Нём не было греха, который сатана мог бы употребить себе на пользу. Это то состояние, в котором должны оказаться те, кто будет жить во время скорби» (ВБ, 623, выделение наше).

Первый раз в истории Лаодикия в своей совокупности воспринимает Голгофу в её полном объёме в отношении к полному объёму своего греха. Такое видение должно было бы поистине уничтожить этих людей, если они не «воззрят на Него, которого пронзили» (Зах.12:10). Но они исповедуют и переносят на Христа теперь полностью осознанное обличение во грехе и свою вину. «Окончательное искупление» решает конфликт в глубинах сердца, и вина снимается. В то время как святые всё ещё имеют греховную природу и пребывают в смирении и сокрушении, совершение грехов прекращается. Наконец Агнец находит «жену», которая может понимать Его. Пережитое Им на Голгофе было испитием горькой чаши нашей человеческой вины сполна. Теперь Его Невеста пришла к пониманию и осознанию того, что Он сделал. Больше ничего не требуется. Это, наконец, и есть «вера», а результатом является «праведность» в гармонии с очищением святилища. Не в этом ли конечная цель послания к Лаодикийцам?

              

Эпилог: Песнь Песней и Послание к лаодикийцам

В послании к Лаодикийцам есть скрытый рассказ о любви, который, как представляется, уловил мало кто из нашего поколения. Но при вдумчивом и благоговейном изучении Писания люди видели эту историю любви во все века. Каким-то образом эта история ускользнула от наших предшественников, и наши глаза с тех пор были слишком «удержаны» от того, чтобы заметить её.

Греческий текст Откровения 3:20 выглядит примерно так: «Вот, я встал у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду близко общаться с ним».

Это ясное указание и аллюзия на историю, рассказанную в Песни Песней Соломона, в книге, вызывавшей всегда больше смущения, чем вдумчивого понимания. Христос употребляет фразу, которая являются прямой цитатой из Песни Песней 5:2, как она подаётся в Септуагинте, epi ten thuran, «у двери»: «Я сплю, а сердце мое бодрствует; голос моего возлюбленного стучится у двери…» Словосочетания «у двери» в этом отрывке в еврейском тексте Ветхого Завета нет. Редакторы «Библейского комментария адвентистов седьмого дня», очевидно, не проверили Септуагинту, которой пользовалась древняя церковь, так как они говорят: «Песнь Соломона не цитируется в Новом Завете нигде» (т. 3, стр.1111). Но она цитируется, здесь, в нашем послании к Лаодикийцам, Самим нашим Господом!

Наш Господь также ссылался на неё в Иоанна 7:38, говоря: «Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании…», что может относиться только к одному месту в Ветхом Завете – Песне Песней 4:12-16.

Следовательно, героиней должна быть сама Лаодикия. И это на самом деле так. Её история ясно здесь вырисовывается. Именно в событиях 1888 года наш Господь «постучался» как Божественный Возлюбленный, желая войти в дверь Своей будущей Невесты. Прямое цитирование Иисусом из Септуагинты – это богодухновенный комментарий, говорящий: «Послание к Лаодикийцам надо понимать в свете Песни Песней». Если Христос не всеведущ (Он говорит, что не знает времени Своего второго пришествия – Марка 13:32), то, возможно, Он не знал заранее исхода обращения в 1888 года. Неужели мы не можем понять Его божественного желания взять к Себе Свою будущую Невесту? Неужели мы не можем почувствовать, как «Возлюбленный» Христос надеялся превыше всякой надежды на то, что она отзовётся? Но Эллен Уайт впоследствии говорила: «Разочарование Христа невозможно описать» (Ревью энд Геральд, 15 декабря 1904 г.). Песнь Песней рассказывает о произошедшем лучше, чем любые наши историки. Будущая Невеста говорит:

                          

Бесплодные поиски

Я сплю, а сердце мое бодрствует;

вот, голос моего возлюбленного,

который стучится [у двери. LXX]:

“Отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя,

голубица моя, чистая моя!

потому что голова моя вся покрыта росою,

кудри мои – ночною влагою”.

Я скинула хитон мой;

как же мне опять надевать его?

Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?

Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину,

и внутренность моя взволновалась от него.

Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему,

и с рук моих капала мирра,

и с перстов моих мирра капала на ручки замка.

Отперла я возлюбленному моему,

а возлюбленный мой повернулся и ушел.

Души во мне не стало, когда он говорил;

я искала его и не находила его;

звала его, и он не отзывался мне.

(Песня Песней 5:2-6)

Вся остальная глава довольно хорошо описывает десятилетия нашей истории, безжалостно пронесшиеся с тех пор. Всё это известно небесному миру; как мы споткнулись в слепоте и чувстве стыда, ища Того, Кого мы однажды так трагично с презрением отвергли:

«Встретили меня стражи, обходящие город, избили меня, изранили меня; сняли с меня покрывало стерегущие стены. Заклинаю вас, дщери Иерусалимские: если вы встретите возлюбленного моего, что скажете вы ему? что я изнемогаю от любви» (стихи 7-8).

Что это значит? «Изнемогаю от любви» значит «больна любовью». Древнееврейское слово значит «больной, немощный, слабый». Во всех остальных случаях в Ветхом Завете это слово употребляется в смысле «больной».

А что означает следующий стих?

 

Очарование утраченного Возлюбленного

“Чем возлюбленный твой

лучше других возлюбленных,

прекраснейшая из женщин?

Чем возлюбленный твой лучше других,

что ты так заклинаешь нас?” (стих 9)

Есть ли что-то особенное во Христе, Которого нам ещё предстоит научиться любить очень глубоко?

Привлекает к себе внимание ещё одно слово в Песне Песней, как оно передана в Септуагинте. Другие женщины попросили нашу героиню сказать им, почему её Возлюбленный настолько «лучше других». Она воспевает Его превосходство в стихах 10-16, а затем завершает свою речь так: «Вот кто возлюбленный мой, и вот кто друг мой, дщери Иерусалимские!» Слово, переведённое как «друг», – это plesion, что значит по-гречески «другой близки – ближний» (ср. Луки 10:36). Что особенного во Христе, которого нам надо любить и возвещать миру? Эллен Уайт говорит о вести 1888 года:

«Днём в субботу многие сердца были тронуты и многие души насыщены тем хлебом, что сходит с небес. Мы [она, Джоунс и Ваггонер] чувствовали необходимость представить Христа как Спасителя, Который не далёк, а близок, прямо здесь, рядом» (Ревью энд Геральд, 5 мар. 1889 г., выдел. наше).

Ясно, что это аллюзия на ту христологию, изложенную Джоунсом и Ваггонером, которая представляла Его «близким», которая поистине приближала его к нам как «родственника», пришедшего «в подобии плоти греховной», «искушённого во всём, кроме греха». Это также привязка к Захарии 12:10 в изложении Септуагинты. Читатель вспомнит то нежное место, что живописует чувство близости ко Христу, которому научится народ Божий, когда осознает, что Он есть Тот, «которого они распяли». В Библии короля Иакова [и в русском Синодальном переводе] сказано: «Будут рыдать о Нём как рыдают о единородном сыне». Но в Септуагинте написано: «Будут рыдать о Нём как о возлюбленном», – то же самое слово, что и в Песне Песней.

Обратите внимание на то, как Эллен Уайт ясно связывает фразеологию Песни Песней с результатами вести 1888 года:

«Христианская жизнь, которая раньше казалась им [молодым людям] нежелательной и полной непоследовательности, теперь представилась им в её истинном свете, с её примечательной симметрией и красотой. Тот, кто был для них подобен ростку из сухой земли, без вида и величия, стал лучше десяти тысяч других [Песня Песней 5:10] и во всём прекрасным» (там же, 12 февраля 1889 г.).

Это воистину история любви – самая трогательная из записанных когда-либо. Она вдыхает ту же надежду на окончательное примирение и воссоединение, как и послание к Лаодикийцам.

За такую надежду можно умереть и ради неё стоит жить. Спасены ли наши бедные маленькие души и попадём ли мы на небеса, чтобы наслаждаться своими наградами – это совсем не важно. Важно то, чтобы глубоко разочарованный Возлюбленный и будущий Жених получил Свою награду, чтобы Он, наконец, обрёл Свою Невесту – церковь, способную на истинную сердечную оценку Его.

 

Приложение

Некоторые высказывания Эллен Уайт о неосознанном грехе

Грех присутствует в нас прежде, чем он открывается сознанию. Господь ставит нас в разные ситуации, чтобы воспитать нас. Если у нас есть неизвестные нам недостатки характера, Он проводит нас через испытания, которые доведут эти недостатки до нашего сознания, чтобы мы могли их преодолеть. Именно Его провидение ведёт нас от одних обстоятельств к другим. В каждой новой ситуации мы встречаемся с новым видом искушений. Сколько раз, когда мы попадаем в какое-нибудь испытание, мы думаем: “Это чудесная ошибка. Как я хотел бы остаться там, где был раньше”. Но почему вы недовольны? Потому, что обстоятельства вашей жизни послужили к тому, чтобы показать вам новые недостатки вашего характера; но не открыто ничего такого, чего в вас нет. (Ревью энд Геральд, 6 августа 1889 г.)

Самообман таится в тайнике сознания.

Закон Божий – вот проверка наших поступков. Его око видит каждый поступок, обозревает каждый тайник сердца, обнаруживая всякий таящийся в нём самообман и всякое лицемерие. Всё обнажено и открыто пред Тем, с Кем мы имеем дело. (Письмо 46, 1906; Чтобы я Его знала, с.290)

Проблема Петра с неосознанным грехом – это и наша проблема. Дело восстановления никогда не может быть полным, если не достигает корней зла. Вновь и вновь обрезаются побеги, в то время как горький корень остаётся, прорастает и оскверняет многих; но надо достичь самой глубины скрытого зла, снова и снова подвергать суду нравственное чувство, в свете Его божественного присутствия. Ежедневная жизнь будет свидетельством того, подлинна эта работа или нет. Когда в третий раз Христос спросил Петра: «Любишь ли ты Меня?», испытание достигло сердцевины души. Осудив сам себя, Пётр упал на Скалу. (НМ, 22 декабря 1898 г.; БК 5, 1152)

Послание к Лаодикийцам и неосознанный грех.

Послание к Лаодикийцам надо возвещать с силой, ибо сейчас оно особенно актуально. … Не видеть нашего уродства – это всё равно что не видеть красоты характера Христа. Когда мы полностью осознаем свою греховность, мы сможем понять Христа. … Не видеть резкого различия между Христом и самими собой – значит не знать себя. Тот, кто не испытывает отвращения к себе, не может понять смысла искупления. … Есть много людей, не видящих себя в свете закона Божьего. Для них не омерзителен эгоизм; поэтому они эгоистичны. (Ревью энд Геральд, 25 сентября 1900 г.)

Неосознанные склонности ко злу – это проблема Лаодикии.

Послание к Лаодикийской церкви открывает наше состояние как народа. … Сатана стремится со всей своей хитростью развратить сердце и ум. И каких успехов он достигает в руководителях, уклоняющихся от простоты благовествования Христова! Под его влиянием оживают наследственные и приобретённые склонности ко злу. Служителям и членам церкви грозит опасность позволить своему эгоизму занять престол. … Если бы они увидели свои повреждённые, искажённые характеры так точно, как они отражаются в зеркале Слова Божьего, они бы встревожились настолько, что пали бы ниц пред Богом в сокрушении сердца и разорвали бы лохмотья самоправедности. (Ревью энд Геральд, 15 декабря 1904 г.)

Когда неосознанный грех осознаётся слишком поздно.

Те, кто окажутся по левую сторону от Христа, пренебрёгшие Им в лице бедных и страждущих, не сознавали своей вины. Сатана ослепил их; они не понимали того, как они должны были отнестись к своим братьям. Они были поглощены собой и не заботились о нуждах других. (ЖВ, 639)

Нравственный механизм в сердце скрыт.

Людям, которые по замыслу Божьему должны занять ответственное положение, Он по милости открывает их скрытые недостатки, чтобы они могли посмотреть изнутри и критически исследовать сложные чувства и движения своего сердца, и обнаружить то, что в них неверно. … Бог хочет, чтобы Его служители познакомились с нравственным механизмом своих сердец. (СЦ 4, 85)

Неосознанный грех в конце концов полностью будет осознан.

Видение Захарии об Иисусе и ангеле особенно относится к тому, что произойдёт с народом Божьим при завершении великого дня искупления. … Как Иисус умолял ангела, так и церковь остатка, в сокрушении сердечном и с глубокой верой, будет умолять о прощении и избавлении через её Ходатая Иисуса. Она полностью осознает греховность своей жизни, она увидит свои немощи и недостоинство… (СЦ 5, 472-473)

Службы в скинии как прообраз удаления неосознанного греха из сердца человека.

Кровь Христа, которая освобождала кающегося грішника от осуждения закона, не отменяла греха; он оставался записанным в святилище до времени окончательного искупления; поэтому в прообразе кровь жертвы за грех снимала с кающегося человека грех, но он оставался в святилище до Дня Искупления. В великий день окончательного воздаяния, … грехи всех поистине раскаявшихся людей будут изглажены из небесных книг. Таким образом, святилище будет освобождено, или очищено, от записей о грехе. В прообразе это великое дело искупления или изглаживания грехов было представлено служением Дня Искупления. … Как и при окончательном искуплении, грехи поистине раскаявшихся людей должны быть изглажены из небесных записей, чтобы их больше не было в памяти, и чтобы они не приходили на ум, так и в прообразе они уносились в пустыню и навсегда отделялись от народа. (ПП, 357-8)

Сатана пытался навязать [Иакову] чувство вины, чтобы обескуражить и разрушить его связь с Богом. … Небесный Вестник, чтобы также испытать его веру, напомнил ему о его грехе и попытался уйти от него. … Итак, во время бедствия, если бы людям Божьим показали все их неисповеданные грехи, они был бы раздавлены, мучимые своими страхами и душевной болью; отчаяние перерезало бы их веру, и они не имели бы дерзновения и решимости просить Бога об избавлении. Но пока они глубоко осознают свою недостойность, у них не будет скрытых недостатков, которые нужно раскрыть. Их грехи будут уже изглажены искупительной кровью Христа, и их нельзя будет напомнить. (ПП, 201-2)

Неизвестные главы о нас самих.

Горечь горя и унижения лучше, чем греховные наслаждения. Через скорбь Бог открывает нам больные места нашего характера, чтобы Его благодатью мы могли бы преодолеть наши недостатки. Нам открываются неизвестные главы о нас самих, и испытывается, примем ли мы обличение и совет Божий. (ЖВ, 301)

Распятие Христа – это неосознанный грех человека.

В день окончательного суда каждая погибшая душа поймёт сущность отвержения ею истины. Крест будет явлен каждому сердцу, которое было ослеплено преступлениями, и оно увидит его действительное значение. Перед видением Голгофы с её таинственной Жертвой грешники окажутся осуждёнными. Всякое ложное извинение будет отметено. Человеческое отступление явится в своём гнусном виде. Люди увидят, каким был их выбор. … Когда откроются помышления всех сердец, и верные, и противившиеся единодушно воскликнут: “Праведны и истинны пути Твои, Царь святых!” (ЖВ, 58)

О бессознательных действиях при распятии Христа.

Верующие и неверующие выстроятся в очередь свидетелей, чтобы подтвердить ту истину, которую не понимают сами. Все будут действовать сообща для совершения замыслов Бога, как это было с Анной, Кайафой, Пилатом и Иродом. Предав Христа смерти, священники думали, что исполняют свои замыслы, но бессознательно и непреднамеренно они исполняли замысел Божий. (Ревью энд Геральд, 12 июня 1900 г.)

Суд раскрывает скрытое содержание человеческого бессознательного.

Записи о прошлых днях раскроют тщетность человеческих выдумок, которыми люди извиняют себя за пренебрежение требованиями Бога. Святой Дух откроет пороки и недостатки характера, которые надо было разглядеть и исправить. … Близко время, когда внутренняя жизнь будет полностью открыта. Все увидят, как в зеркале, действие скрытых источников побуждений. Господь хотел бы, чтобы вы сейчас исследовали свою жизнь и увидели, как выглядит она в Его записях» (Ревью энд Геральд, 10 ноября 1896 г.)

Грех скрыт в сердце.

Сердце – это кладовая греха; если он не изгнан, он скрывается, пока не придёт удобное время, и тогда обнаруживает себя и воплощается в действия. (Письмо H-16f, 1892)