Маранафа Медиа - Россия

СТУК В ДВЕРЬ (новое издание) Главы 1-5

Опубликовано Авг 26, 2020 от Роберт Виланд в Вечное Евангелие
178 Отметки

Содержание

- Тупик, в который зашли Адвентисты Седьмого Дня

- Кому адресовано это послание

- Откуда произошла проблема «незнания»

- Неосознанная вина в библейской истории

- Когда вся неправда действительно очищается

 

Введение

Если бы Сам Иисус был приглашён говорить в вашей церкви в следующую субботу, о чём бы Он говорил? Ответ прост. Он уже Проповедник-Гость, и Его слова все могут легко услышать – слова, адресованные «ангелу церкви в Лаодикии».

Возможно, за последние сто лет о послании к Лаодикии среди нас сказано больше проповедей и написано больше слов, чем на какую-либо другую тему. Однако по какой-то странной причине перемен, к которым призывает это послание, так и не происходит. Десятилетия безжалостно проходят, и кажется, что трагическое духовное состояние, требующее изменения, стало ещё серьёзнее.

Неужели знакомые слова из Откровения 3:14-21 стали для нас столь обычными, что их уже и не слышат? Неужели мы периодически бичевали себя речами, основанными на этом послании, пока не устали от этого мазохистского ритуала?

Когда же будет сказана последняя проповедь о послании к лаодикийцам, которая приведёт к такому действию, что «совет», данный Истинным Свидетелем, будет исполнен?

Эта книга не нацелена на переработку избитых клише, употребляемых в придирчивом духе. Мы посмотрим на слова нашего Господа с необычной точки зрения – с точки зрения вести 1888 года о Христовой праведности. Знакомые слова Иисуса седьмой церкви могут приобрести новое и неожиданное значение в свете нашей истории после 1888 г. Они стали нашей «нынешней истиной». Божий замысел заключается в том, чтобы истина привела Его народ к полному единству действий. Пусть принципы, представленные здесь, помогут нам всем объединиться на основе вечной истины, чтобы мы смогли научиться тому, как прославить нашего Господа и лично, и церковно, и действительно поступить по Его «совету», данному в послании лаодикийцам. Резкие голоса говорят нам, что для церкви нет надежды; надежда есть, если мы исполним то, что говорит Господь: «Будь ревностен и покайся» (Откр.3:19).

История – это не скорбный плач; скорее, это повторяющийся призыв к покаянию. Дж. Эрнест Райт, «Вызов вере Израиля»

Господь провозгласил, что история прошлого повторится, когда мы подойдём к заключительным событиям. Эллен Г. Уайт, MS 129, 1905; (ИВ2, 390)

Мы не можем уйти от истории. В конечном счёте, апелляцию на решение суда истории подать некуда по той простой причине, что история соткана на станке Божьем. Авраам Линкольн

Вновь и вновь я вижу, что пережитое народом Божьим в прошлом нельзя считать мёртвыми фактами. Мы не должны относиться к записи этих событий как к прошлогоднему календарю. Эти события надо помнить; ибо история повторится. Эллен Г. Уайт, MS. D-238, 1903

 

Тупик, в который зашли Адвентисты Седьмого Дня

Прежде чем финальное излитие Святого Духа в Позднем Дожде сможет произойти, должно совершиться одно существенное подготовительное действие, которым, однако, пренебрегают. Решение нашей проблемы может быть намного проще, чем мы предполагали. Самая необходимая подготовка заключается в ясном понимании особой вести Христа Его народу последних дней послания к лаодикийцам, адресованного «ангелу» седьмой церкви в Откровение 3.

Хотя правда то, что «послание к лаодикийцам… должно прийти во все церкви», (СЦ6, 77), Э.Уайт вновь и вновь относит его прежде всего и в особенности к деноминации адвентистов седьмого дня. Далее, когда церковь адвентистов седьмого дня поймёт и примет это послание, она говорит: «громкий клич третьего ангела больше не будет задерживаться». Мы признаём, что Поздний Дождь и Громкий Клич многие десятки лет откладывались. Единственным возможным выводом является то, что в Лаодикийском послании есть, наверное, нечто такое, что мы не поняли или не приняли. Подумайте над таким значительным высказыванием:

Мне было показано, что свидетельство лаодикийцам применимо к народуБожьему нашего времени, и причина того, что оно не совершило большего, в их жестокосердии… Когда оно было провозглашено впервые, … почти все верили [подразумевается, что они были правы], что это послание окончится громким кличем третьего ангела… Цель его в том, чтобы пробудить народ Божий, открыть ему его недостатки и привести к ревностному покаянию, чтобы их могло обрадовать присутствие Иисуса и чтобы он был подготовлен к громкому кличу третьего ангела.– СЦ1, 186

Если после всех этих десятилетий молитв о нём мы все ещё не «готовы к громкому кличу третьего ангела», не будет ли мудрым обратить своё внимание на послание лаодикийцам, чтобы найти причину? Возможно, мы не уловили «этой вести полностью» (БК7, 964). Мудро ли с нашей стороны полагать, что мы уже понимаем глубину этого послания? Следующие слова указывают, что это ещё в будущем:

Послание к Лаодикийской церкви очень хорошо применяется к нам как к народу. Оно лежит перед нами долгое время, но к нему не прислушиваются так, как следовало бы. Когда покаяние будет серьёзно и глубоко, отдельные члены церкви приобретут небесные богатства. (БК7, 961; 1894; выделение наше)

…В бочке мёда есть ложка дёгтя. … Господа Иисуса Христа тошнит от вашей самоправедности (цитируется Откр.3:15-18). Эти слова относятся к церквам и ко многим людям, занимающим ответственное положение в деле Божием. (там же, 962-3; 1899)

Есть глубокая и таинственная связь между вестью 1888 года и обращением Христа к Его возлюбленной Лаодикии. Мы видим, что почти несчётное число раз Елена Уайт объединяла их вместе. Например, задумайтесь о таких словах, взятых из письма в контексте вести 1888 г. и реакции на неё (тема – праведность по вере):

Звучало послание к лаодикийцам. Возьмите это послание полностью и передавайте его людям везде, где только Промысел Божий откроет путь. Оправдание по вере и праведность Христова – вот темы, которые надо раскрыть погибающему миру. (БК7, 964; 1892)

Прописанные Богом лекарства от Лаодикийского состояния гордыни – это «золото, огнём очищенное», «белая одежда» и «глазная мазь». Это главные темы, составляющие весть 1888 года. С течением времени становится всё более очевидным, что церковь остатка так ясно и не поняла динамики этой вести. Осмелимся ли мы отрицать то, что это резкое обличение, прозвучавшее в 1890 г., применимо и сегодня?

Как могут наши служители стать представителями Христа, когда они чувствуют свою самодостаточность, когда своим духом и отношением они говорят: «Я богат, разбогател и ни в чём не имею нужды»? Мы не должны пребывать в самодовольстве, иначе о нас будет сказано, что мы несчастны, и жалки, и нищи, и слепы, и наги.

 «Со времени встречи в Миннеаполисе я вижу состояние Лаодикийской церкви как никогда раньше. Я слышала обличение, сказанное Богом тем, кто так удовлетворён собой, кто не знает своего духовного убожества… Подобно иудеям, многие закрыли свои глаза, чтобы не видеть, но в закрытии глаз для света и в отходе от Христа, в ощущении того, что ни в чём нет нужды, сейчас есть такая же опасность, как и тогда, когда Он был на земле…

 ​У тех, кто осознают необходимость покаяния перед Богом и веры в нашего Господа Иисуса Христа, будет сокрушение сердечное, они раскаются в своём противлении Духу Божию. Они исповедают свой грех отвержения света, который Небеса так милостиво послало им, и оставят грех, огорчавший и оскорблявший Духа Божьего». (Ревью энд Геральд, 26 августа 1890 г.)

Если Лаодикийское послание нацелено на то, чтобы церковь «была подготовлена к громкому кличу третьего ангела» (СЦ1, 186), и «состояние Лаодикийской церкви» «со времени встречи в Миннеаполисе» названо опасным «как никогда раньше» (op. cit.) очевидно, что есть определённое поле исследования, требующее нашего пристальнейшего внимания. В том простом факте, что Громкий Клич ещё не прозвучал так, как должно, история показывает, что здесь есть «нынешняя истина». Наша нынешняя задача заключается в том, чтобы найти настоящую причину долгой задержки, и её решение приводит нас к повторному изучению послания Христа к лаодикийской церкви.

Если мы ощущаем, что мы «богаты и разбогатели» относительно нашего понимания «праведности по вере», и если мы испытываем гордость и удовлетворение своими крупными успехами в провозглашении её миру, у нас в сердце не будет чувства необходимости изучения Лаодикийского послания. Но Верный Свидетель уверяет нас, что именно в этом кроется для нас величайшая опасность. Неспособность осознать – вот в чём наша проблема.

Но если мы ощущаем огромный «голод и жажду по правде» (Мф.5:6), если мы глубоко убеждены, что история привела нас к большому духовному кризису, и что послание лаодикийцам даёт ключ к выходу из нынешнего тупика, то послание лаодикийцам, конечно же, будет пересматриваться с искренним беспристрастием. Возможно, тогда, в ответ на пламенную молитву, Святой Дух сможет воздействовать и на читателя, и на автора, и привести их к общему переживанию открытия и просвещения. На это, конечно же, есть воля Божья для всех нас.

Выражение «золото, огнём очищенное» мы обычно понимали в отношении к личным испытаниям, переживаемым в процессе очищения индивидуально. Это понимание скрыло от нас более прямое применение этого «совета» совокупно к церковному руководству, «ангелу» церкви.

Возможно ли, что «огонь» указывает на «потрясение», то травматическое и катастрофическое событие, которое испытает наши души так, как ничто другое в нашей истории? Верный Свидетель указал «золото» как первое лекарство. Не потому ли, что осознание нашей доктринальной и духовной нищеты является самым сложным барьером в нашем сознании?

Если это новое изучение послания лаодикийцам имеет вообще какую-либо ценность, то все мы найдём, что оно приводит нас к этим выводам. Не может ли быть так, что наш Господь мягко, но настойчиво напоминает нам, что переживание беспрецедентных возможностей, которые открываются при Позднем Дожде и Громком Кличе, будет связано с испытаниями и жертвами, столь же жестокими, как огонь, очищающий золото?      

 

Кому адресовано это послание?

При взгляде на Откр.3:14-21 мы обнаруживаем несколько очень важных вещей:

Во-первых, мы находим, что это послание адресовано не рядовым членам церкви, а её руководству. Это полностью отличается от обычного его применения, устоявшегося за много десятков лет. В то время как мы, служители, часто увещевали наши собрания принять это послание, Господь всё время хотел, чтобы его приняли мы. Он адресует свою весть так: «Ангелу Лаодикийской церкви напиши…» (Откр.3:14).

Откуда нам известно, что «ангелы церкви» – это руководство церкви? Он Сам отвечает: «Тайна семи звезд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников есть сия: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей» (Откр.1:20).

Кто эти «семь звёзд», которые Он держит «в деснице Своей» (Откр.2:1)? Это служители, руководящие церковью:

Божьи служители символизируются семью звёздами, которые находятся под особой заботой и защитой Первого и Последнего. Сладость, которая должна изобиловать в церкви, связана с этими служителями Божьими, которые должны быть представителями любви Христовой. Звёзды небесные находятся под контролем Бога. Он наполняет их светом. Он руководит и направляет их движение. Если бы Он этого не делал, они стали бы падающими звёздами. Так и служители. (СЕ, 13,14).

«Венец из двенадцати звёзд» на голове чистой жены, символизирует двенадцать апостолов (Откр.12:1). Когда «небольшой рог» «низринул на землю часть сего воинства и звёзд», мы обычно понимаем под ними выдающихся иудейских руководителей (Даниила 8:10). Под звездой «по имени полынь» мы понимаем Аттилу, вождя гуннов; а «третью часть звёзд», поражённую произведённым им опустошением, мы истолковываем как руководителей Римской империи (Откр.8:11-12).

В церковном руководстве сказано, что это в особенности «люди, занимающие посты, которые Бог установил для водительства Своего народа» (ДА,163,164). Отсюда следует, что «ангел Лаодикийской церкви» – это люди, руководящие церковью, «огромное сердце этого труда», «высшая власть, которая есть у Бога на земле» (СЦ3, 492). Значит, именно этим руководителям Господь Иисус прежде всего адресует Своё крайне важное послание к лаодикийцам. Если они поймут и примут это послание, то рядовые члены церкви также с готовностью его примут. Это вытекает из следующего высказывания:

«Проблема не в том, что члены церкви неисправимы; вина лежит не столько на них, сколько на их руководителях. Их служители их не кормят». («Братьям на ответственных должностях». Особые свидетельства, №10, с.46; 1890)

Во-вторых, Господь Иисус признаёт, что нас не пускал вперёд неизвестный грех. Это очевидно из нескольких вещей, которые мы находим в послании.

а. Он говорит: «Знаю твои дела». «Ангел церкви» не знает или непонимает своих «дел» или своего подлинного состояния; отсюда и послание, информирующее его.

b. Когда Он говорит: «Ты говоришь: “я богат, разбогател и ни в чём не имею нужды”», очевидно, что «ангел» не знает или не сознаёт того, что он это говорит. Действительно, за век, прошедший с тех пор, как эта весть впервые признана среди нас как «настоящая истина», ни от одного ответственного адвентиста седьмого дня не было слышно похвальбы такими словами. Иисус, наверное, говорит, о бессознательных словах, звучащих в сердце. Здесь есть какой-то более глубокий смысл, чем видится при поверхностном взгляде.

с. Ты «не знаешь» своего подлинного состояния. Греческий глагол означает не: «ты не знаешь, потому что тебе не сказали или потому что ты не узнал», а «ты не знаешь, потому что ты не понял». (Отрицание с ойда означает невосприятие, отсутствие отношения, эквивалентное нашему слову «бессознательно»).

 «Не знаешь» означает то, что самые элементарные и фундаментальные истины о нашем состоянии нами неосознанны. Налицо не провал в сознательной памяти, а невосприятие. Это не неосведомлённость, вызванная ослаблением физических организмов, снижение духовного IQ из-за болезни или вырождения, и даже не отсутствие в уме информации. Это не недостаток интеллекта. Мы «не знаем» потому, что в наших душах воздвигнут духовный и эмоциональный барьер из-за вины как следствия греха.

Признание того, что это послание адресовано прежде всего руководству церкви, ни в коей мере не является критикой. Взять хотя бы то, что это наблюдение основано на простом факте. Далее, это истина, которая на самом деле способствуют увеличению уважение, которое нужно оказывать руководителям церкви. В таком понимании Лаодикийского послания присутствует уважение к принципам церковной организации. Церковное руководство, особенно руководство Генеральной Конференции, невероятно важно. Понимание того, что «ангел церкви» – это, прежде всего, Генеральная конференция, возвращает уважение и почтение к церковной организации на его законное место. Отрицать это – значит открыть путь хаосу.

Итак, это признание [роли руководства церкви] никак нельзя считать придиркой. Ведь принцип совокупной вины, представленный в этой книге, исключает возможность любого отношения в стиле «я святее тебя». Эта наша общая проблема, и за долгое промедление мы полностью ответственны.

 

Откуда произошла проблема «незнания»

Глубокое чувство вины зародилось в душе человека в Эдемском саду, когда пали наши прародители. Оно столь же реально для нас сегодня, как и для Адама, ибо «в Адаме все умирают» (1 Кор.15:22). Все мы повторили падение Адама (сравни Римлянам 5:12).

Первым результатом этого чувства вины был стыд: «И скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая» (Бытие 3:8).

Вторым его проявлением был страх: «[Адам] сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся» (стихи 9-10).

Третьим следствием было возникновение преграды, создавшей бессознательное состояние. Адам оказался неспособным осознать свою вину и исповедать её. Таким образом, он немедленно подавил это чувство. Он свалил всё на Еву: «Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (стих 12). Виновная пара должна была тут же и на том же самом месте умереть, ибо «возмездие за грех смерть» (Римлянам 6:23). Когда погибшие, наконец, полностью поймут величину своей вины, они переживут вторую смерть во исполнение предупреждения, данного Господом Адаму и Еве, что когда они согрешат, они умрут (Бытие 2:17). Нам нужно признать, что вина за грех приносит неразрывно связанное с ним возмездие вечной смерти, и сам факт того, что наша биологическая жизнь продолжается в течение испытательного срока, является первостепенным свидетельством существования бессознательного механизма подавления, берущего своё начало в Эдеме.

Это состояние «незнания» было, следовательно, благословением, ибо оно сделало жизнь возможной. Целью Бога было, конечно, дать человеку возможность узнать покаяние и веру в Спасителя.

Четвёртым следствием было развитие вражды против Бога: «Жена, которую Ты дал мне…» Адам почувствовал, что в этой проблеме в действительности виноват Бог! Этот возникший бессознательный барьер возник также и у Евы, и она тоже не смогла легко принять и исповедать свою вину: «Змей обольстил меня, и я ела» (Бытие 3:13).

Со времени этого первого греха в Саду человечество повторяет тот же трагический путь. Если у человека нет веры в божественного Спасителя, Который несёт всё бремя его вины, полное осознание вины убивает его. В этом свете представляется милостью тот факт, что мы не сознаём глубины греха и вины. Это состояние «незнания» могло сохраняться вечно, если бы не должно было произойти второе пришествие Христа, и греху должен был прийти конец. Отсюда и лаодикийское послание!

Когда Адам и Ева «скрылись от лица Господа Бога», они сделали это из-за того, что они скрывались также и от себя. Сознание нового для них чувства вины было, естественно, для них неприятным. Мы не можем переоценить травмирующее действие этого первоначального греха и вины на души людей. Они просто не могли посмотреть в глаза самим себе. По какой-то таинственной причине они ощутили себя нагими перед друг другом и перед Богом. Они были иными. Присутствие «Господа Бога, ходившего в саду во время прохлады дня», внезапно стало для них нежеланным. Им хотелось, чтобы Он оставил их в покое. Его присутствие пробуждало в них неприятные чувства, которые им хотелось бы забыть.

С тех пор так было с человеком всегда. «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму» (Рим.1:28). Знание Бога подавлялось, потому что оно пробуждало невыносимое чувство вины, от которого человек стремился уйти. Таким образом, оно загонялось в глубокие тайники. О подавлении его, как следствии греха, упоминает Павел: «Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою. Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им.… Но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце» (Рим.1:18-21, выделение наше).

«Да, – может сказать в этом месте кто-то, – но всё это касается людей нечестивых. Такие проблемы есть у них, а не у нас. Мы возрождённые христиане, и у нас нет таких проблем с подавлением чувства вины, как у них. Кровь Иисуса Христа уже очистила нас от всего этого!» Но наш Господь, Свидетель Верный и Истинный, говорит, что проблема неосознанного греха есть и у нас: «не знаешь» – вот твоё истинное состояние. Что-то задержало приход Господа и уже десятки лет препятствует Громкому Кличу, несмотря на то, что мы такие искренние и возрождённые христиане!

У Адама, согрешившего в Саду, была проблема с «враждой против Бога». Можем ли мы, почти через 6000 лет после него, иметь корень той же проблемы и не знать об этом? «Помышления плотские суть вражда против Бога», – говорит Павел (Рим. 8:7). Пока народ Божий не готов по-настоящему к принятию печати и завершению испытания, у них несомненно есть проблема. Если мы продолжаем входить в свои гробы, как и бесчисленные поколения до нас после Эдема, мы постоянно уносим нашу проблему с собой в могилу. Пока эта проблема не решена, народ Божий не может быть готовым «жить пред лицом святого Бога без Ходатая» (ВБ, 425). Пока нет «особого освящения, отказа от греха среди народа Божьего на земле», мы не можем полагать, что это отчуждение действительно преодолено. Скрытая «вражда против Бога» – вот корень нашей проблемы. Именно она создала необходимость в «окончательном искуплении». Но мы просто не видим этого. Это неосознанный грех. Мы подобны нашему возлюбленному брату Петру. Через годы после своего крещения и посвящения на служение, и после нескольких лет обучения у Самого Христа, Пётр не знал или не понимал своих скрытых побуждений:

«Когда Пётр сказал, что последует за своим Господом в тюрьму и на смерть, он хотел сказать именно это, каждое сказанное им слово, но он не знал себя. В его сердце были скрыты элементы зла, которые при определённых обстоятельствах проявились в жизни. Если бы он не был предупреждён об этой опасности, она послужила бы ему к вечной погибели. Спаситель видел в нём самолюбие и самоуверенность, которые могли превзойти его любовь ко Христу… Торжественное предостережение со стороны Христа было для него призывом исследовать своё сердце». (ЖВ, 673)

Можно ли более ясно выразить словами то, что проблема Петра заключалась в неведении им своего сердца? Когда наш Спаситель смотрит на нас сейчас, накануне нашего последнего великого испытания, что видит Он в наших сердцах такого, что надо «довести до нашего сознания»?

Давайте спросим себя: когда Пётр в итоге отрёкся от своего Господа, он сделал то, что никто из нас не осмелится повторить при окончательном испытании, когда «праведные должны будут жить пред лицом святого Бога без посредника»?

«Пётр просто заявил, что не знает Иисуса, но теперь он с глубокой горечью осознал, насколько хорошо Господь знал его и насколько точно Он прочитал его сердце, лживость которого была неизвестна даже ему самому». (ЖВ, 713)

И всё же Пётр был настоящим искренним «возрождённым христианином». Слава Богу за то, что окончательные испытания ещё не наступили! Кто из нас был бы на самом деле готов?

Первоначальный грех Адама и Евы был для Голгофского креста тем же, чем жёлудь является для дуба. Семя недовольства Богом проявляется в словах Адама, возлагающего вину на Него. Но Адам пришёл бы в ужас, если бы полностью осознал, как это семя вырастет в итоге в убийство Сына Божьего. Он не был бы способен выдержать полное раскрытие реальных размеров своей вины. Жертва, принесённая в Саду, очертила для Адама самые смутные контуры креста, ибо он «видел предзнаменование о Христе в страдании невинного животного, на которого пало возмездие за его преступление по закону Иеговы» (БК6, 1095). И «он трепетал при мысли о том, что его грех должен пролить кровь непорочного агнца Божия. Эта сцена дала ему более глубокое и живое чувство величины его преступления, которое не могло искупить ничто, кроме смерти Сына Божьего» (ПП, 68). Но полное осознание их греха и вины было сокрыто от провинившейся пары:

«После того, как Адам и Ева вкусили от запретного плода, их наполнило чувство стыда и ужаса. Сначала они думали только о том, как извинить свой грех перед Богом и избежать ужасного смертного приговора… Дух самооправдания зародился в отце лжи и проявляется во всех сыновьях и дочерях Адама». (СЦ5, 637-8)

К счастью, после грехопадения вина человека оставалась частично неосознанной, потому что если бы он сознавал её полностью, это убило бы его. Отсюда и добрые слова Создателя: «В день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь» (Бытие 2:17). Если бы Адам с Евой полностью осознали свою вину за происшедшее в саду, это убило бы их сразу же, как это случилось со Христом на Его кресте. Пока Он не пришёл, никто её полностью не ощущал. Только «не знавшего греха Он сделал ради нас грехом» (2 Кор.5:21).

Настоящая причина, по которой мы делаем то или иное, часто бывает скрыта от нас. Поскольку признание истинного мотива привело бы нас в ужас, мы «подавляем истину» (Рим.1:18), как выразился Павел. Мы можем очень искренне считать, что действуем из чувства справедливости, когда в действительности нами может двигать жестокость. Мы можем искренне верить, что нами двигает любовь, но поступать из-за эгоцентричного стремления понравиться. Мы можем полагать, что действуем из чувства долга, хотя главным нашим мотивом является тщеславие. Мы можем верить, что мы надёжно стоим в «праведности по вере», когда на самом деле эгоцентричный интерес толкает нас на поиск личной безопасности и в действительности мы «под законом», не ведая подлинной новозаветной веры. Нам может нравиться воображать, что мы поистине охвачены любовью ко Христу, в то время как мы не понимаем, «что есть широта, и долгота, и глубина, и высота» этой любви и потому явно живём для себя, делаем именно то, что крест должен был сделать невозможным (ср. 2 Кор.5:14-15).

Эти суждения могут быть очень обманчивыми. И чем пламеннее мы хотим защитить себя от встречи с нашими истинными мотивами, тем отчаяннее мы должны заставлять себя верить в наши ошибочные предположения. И всё же существование этого состояния «неведения» не есть нечто сокрытое от нас настолько, что мы не можем заметить, что здесь есть проблема. Её можно легко распознать, если мы посмотрим на себя честно и будем принимать Слово Божие искренне и разумно.

Крайность самообмана, конечно, достигается, когда народ Божий, а особенно его духовное руководство, считает, что им движет здравое желание сохранить «народ» (Иоанна 11:50), но распинает Христа из реального мотива «вражды против Бога». Таким образом, «они не ведают, что творят» (Луки 23:34). И через века после этого наступает печальный день, когда руководители народа Божьего искренне верят в то, что ими движет желание «отстоять старые рубежи» и сохранить древнюю «весть третьего ангела», хотя в действительности они отвергают начало Позднего Дождя и Громкий Клич. Таким образом, в 1888 году они опять «не знают» (Откр.3:17), что творят.

И через десятки лет нам угрожает ещё одна форма самообмана. Мы истолковываем массовые крещения в странах третьего мира как свидетельство того, что мы получили когда-то отвергнутый Поздний Дождь и что наше духовное состояние, следовательно, удовлетворительно. Таким образом, мы опять фактически хвалимся тем, что мы «богаты, обогатились [ростом церкви],… и ни в чём не имеем нужды». Получается, что согласно Лаодикийской вести, Спаситель всё ещё молится о нас: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят».

Мы видели, что этот барьер неосознания возник при грехопадении. Было ли нечто такое во Христе, когда Он стал человеком? Посланный «в подобии плоти греховной» (Рим.8:3), унаследовал ли Он тот барьер, что скрывает от нас реальность нашей подлинной вины?

Нет. Для Него такого барьера не было. «Но Сам Иисус не вверял Себя им, потому что знал всех и не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке» (Иоанна 2:24-25). Никто другой не знал полной глубины. На всём протяжении своего служения это болезненное знание обременяло Его:

«Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших?» (Матфея 9:4)

«Иисус, зная помышления их…» (Матфея 12:25) «Он, зная помышления их…» (Луки 6:8)

В нескольких случаях мы находим, что Он говорит Своим наиболее верным и преданным ученикам, что они не знают своих сердец: «Не знаете, чего простите» (Мф.20:22). Когда Иаков и Иоанн пожелали низвести с неба огонь и наказать несчастных самарян, которые из предубеждённости не приняли Иисуса, они искренне думали, что ими движет праведное рвение. Теми же словами, что перекликаются со сказанным Им ангелу Лаодикийской церкви, Иисус сказал: «Не знаете, какого вы духа» (Луки 9:55). Как и мы сами, эти благочестивые апостолы, несомненно, лучшие люди в мире, были жертвами своего неведения. Как часто и точно говорила Э. Уайт, они «сменили руководителей» и не знали этого.

Поистине, «лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено; кто узнает его?» (Иеремия 17:9). Лишь Христос мог знать его сполна; и то, что Он знал, в конце концов, убило Его на Голгофском кресте. Никакая милостивая преграда не приглушила Его сознания нашего греха. «Не знавший греха» был сделан «грехом ради нас» (2 Кор.5:21).

              

Неосознанная вина в библейской истории

О наличии неосознанной подавленной вины говорится в Библии везде.

1. Ярким примером самообмана в отношении неосознанных мотивов было, как упомянуто выше, распятие Самого Христа. Иудейские руководители глубоко искренне верили, что для самого существования «всего народа» требуется смерть Иисуса. Каиафа сказал: «Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб. Сие же он сказал не от себя…» (Ин. 11:50-51).

Эти люди отлично знали, что распинают невиновного. Они «не знали» того, что выражают неосознанную «вражду против Бога», погребённую под поверхностью в их плотских человеческих сердцах. Их слова и поступки были вызваны неизвестной силой внутри них. Та же проблема есть у всех нас:

Эта молитва Христа за врагов касалась всего мира. Она распространялась на каждого грешника, который жил когда-либо до или после неё, от начала мира до конца времён. На всех лежит вина за распятие Сына Божьего (ЖВ, 745; выделение наше).

Павел согласен с тем, что грех распятия Христа был неосознанным: «Если бы познали, то не распяли бы Господа славы» (1 Коринфянам 2:8).

Как и в случае с иудейскими руководителями, сегодняшнее человечество не сознаёт этой вины. Но их грех – это и наш грех, по той простой причине, что все мы являемся частью человечества. Все мы «члены тела» (1 Коринфянам 12:12).

Давайте не забывать, что мы всё ещё находимся в мире, где Иисус, Сын Божий, был отвергнут и распят, на котором всё ещё лежит вина пренебрежения Христом и предпочтения разбойника непорочному Агнцу Божьему… Весь мир сегодня обвиняется в намеренном отвержении и убийстве Сына Божия… Все классы и секты, в которых проявляется тот же дух зависти, ненависти, предубеждённости и неверия, что и в тех, кто предал смерти Сына Божия, поступили бы также, если бы им представилась та возможность, что и евреям эпохи Христа. Они носили бы в себе тот же дух, который требовал смерти Сына Божьего (СП, 38).

Если мы отказываемся от этой ясно очерченной истины, можно смело переводить часы назад для другого поколения. Духовная гордыня избегает этого откровения. «Невозможно! Я никогда бы так не поступил!», – может настаивать кто-то. Однако именно так и думали в своей гордыне те, кто отверг начало Громкого Клича (см. Ревью энд Геральд, 11 апреля 1893 г.). Окончательным итогом истории будет раскрытие вины мира так, что её, наконец, смогут увидеть все. Когда мир объединится для истребления народа Божьего по последнему указу, это неосознанное злое умонастроение станет полностью явным. Святой Дух больше не будет его сдерживать. И ненависть к народу Божьему будет в действительности ненавистью ко Христу – свежим и полным проявлением той же неосознанной ненависти, что была явлена на Голгофе, «и весь мир становится [открыто] виновным перед Богом» (Римлянам 3:19).

Болезненная истина, раскрываемая в послании Верного Свидетеля «ангелу Лаодикийской церкви», состоит в том, что вина, родственная этой, является сегодня нашим настоящим грехом. И это задерживает Поздний Дождь. Под поверхностью лежат «плотские помышления», которые суть «вражда против Бога». Десятилетиями эта неосознанная вражда против Бога мешает нашим наилучшим стараниям ускорить пришествие Господа.

Совершенно ясно, что только «изглаживание грехов», совершаемое в День Искупления, может очистить этот более глубокий уровень неведомого греха. Когда это совершится, мы сможем лучше понять смысл таинственного выражения «окончательное искупление». Ни один магический процесс не сделает этого. Грехи, неведомые нам сейчас, будут полностью доведены до нашего сознания, и мы тотчас же в них раскаемся. Но этого не сможет произойти, если бок о бок с увеличивающимся осознанием нашего греха не будет «ещё более изобиловать» (Рим.5:20) осознание того, что в действительности значит благодать. Отсюда необходимость более ясного понимания Евангелия, чем было у нас когда-либо в прошлом, – праведности по вере.

При полном исцелении «вражды» «искупление» совершает полное действие или становится «окончательным». По сути, это окончательное примирение.

 

2. Задолго до Голгофы Иисус указывал на неосознанный грех Своих врагов:

Потому говорю им притчами, что они, видя, не видят, и, слыша, не слышат, и не разумеют; и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите – и не уразумеете, и глазами смотреть будете – и не увидите [греческое ойда – сознавать], ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их (Матфея13:13-15).

Марк добавляет вместо последней фразы: «да не обратятся и прощены будут им грехи» (Марка 4:12). Таким образом показано, что не знают (ойда) они своих грехов. Бог доводит грех до сознания посредством Святого Духа: «И Он, придя, обличит [осудит] мир о грехе и о правде и о суде» (Ин.16:8). Невозможно простить такой грех, пока Святой Дух не откроет его нашему сознанию.

Поэтому не может быть автоматической очистки нашей ленты нажатием волшебной кнопки – «Господи, прости мне все мои грехи», без того, чтобы эти грехи были осознаны.

Aлонзо T. Джоунс, один из тех, кого Господь призвал для передачи сообщения Своему народу о «начале» Позднего Дождя в 1888 году, подчёркивал, что грехи, погребённые в человеческом сердце, должны быть нами осознаны перед тем, как они смогут быть изглажены. «Добрая весть» состоит в том, что Господь сделает Своё дело, если мы позволим Ему:

«Так вот, некоторые из находящихся здесь братьев сделали это. Они пришли сюда свободными; но Дух Божий показал нечто такое, чего они никогда не видели. Дух Божий пошёл глубже, чем когда бы то ни было раньше, и открыл то, что они никогда раньше не видели; и затем, вместо того, чтобы возблагодарить Господа за то, что это было так, и прекратить всё это зло… они начали впадать в уныние. Если Господь открыл нам такие грехи, о которых мы никогда раньше не задумывались, это только показывает, что Он проникает в глубины и, в конце концов, достигнет дна; и когда Он найдёт последнюю нечистоту, последнее, что не согласуется с Его волей, и откроет это, и покажет это нам, и мы скажем: "Я предпочитаю этому Господа", тогда дело будет закончено и печать Бога живого может быть поставлена на этом характере. [Собрание: "Аминь".]

Это благословенное дело освящения. И мы знаем, что это дело освящения идёт в нас. Если бы Господь забрал наши грехи без нашего знания об этом, что пользы было бы в этом для нас? Это просто сделало бы нас машинами. Он не предлагает делать это; следовательно, Он хочет, чтобы мы с вами знали, когда уходят наши грехи, чтобы мы знали, когда приходит Его праведность. Мы имеем Его именно тогда, когда поддаёмся Ему» (Бюллетень Генеральной Конференции, 1893, с.404).

В связи с этим можно взглянуть на такие слова Эллен Уайт:

Божий закон достигает чувств и побуждений, а также внешних поступков. Он открывает тайны сердечные, озаряя светом погребённое во мраке. Бог знает каждое помышление, каждую цель, каждый замысел, каждое побуждение. В небесных книгах записаны грехи, которые были бы совершены, если бы на это была возможность… У Бога есть полная фотография характера каждого человека, и эту фотографию Он сравнивает со Своим законом. Он открывает человеку те пороки, которые портят ему жизнь, и призывает его покаяться в них и отвратиться от греха (БК5, 1085).

«Погребённое во мраке» это определённо не те «известные грехи», что сознательно скрываются от других. Сказано, что это «грехи, которые были бы совершены, если бы на это была возможность». Следовательно, это не те грехи, которые были совершены. Это «цели» и «побуждения», погребённые глубоко в сердце. Как может произойти окончательное изглаживание грехов, если эти вещи никогда не доходили до сознания? Именно этих вещей касается Лаодикийское послание, и поэтому оно закончится «громким кличем третьего ангела», когда будет понято и с радостью принято, чего и желает Господь.

3. Таким образом, «изглаживание грехов» обуславливается двумя важными факторами: грехи должны быть полностью осознаны, и должна появиться новая оценка креста, дающая ту силу, которая делает это переживание возможным. Уберите искупление, данное на кресте, и ни один грех не сможет быть прощён, тем более «изглажен». Ясно, что великое пророчество Захарии касается «изглаживания грехов», ибо он говорит об очищении от «греха и нечистоты». Это пророчество ещё не исполнилось:

«А на дом Давида [руководство церкви] и на жителей Иерусалима [церковь] изолью дух благодати и умиления, и они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают об единородном сыне, и скорбеть,как скорбят о первенце… В тот день откроется источник дому Давидову и жителям Иерусалима для омытия греха и нечистоты» (Захария 12:10;13:1).

Это пророчество частично исполнится в опыте тех особым образом воскрешённых людей, которые на самом деле убили Христа при Его первом пришествии (ЖВ, 580). Однако, «омытие», которое откроется при условии этого покаянного видения Христа распятого, не может применяться к ним. Поэтому мы можем ожидать, что Святой Дух будет «излит» на церковное руководство и на церковь, дав им новое видение Христа распятого, открыв наше собственное участие в этом преступлении.

«Дух благодати и умиления» не может быть ничем иным, кроме как Святым Духом, который «ходатайствует за святых по воле Божией» (Рим.8:27). В своём служении прославления Христа (Ин.16:14) Дух возбудит в сердцах народа Божьего новое чувство единства со Христом. Это будет сочувствие Ему, более близкое, чем любовь к своему единственному ребёнку. Это сделает возможной совершенно новую мотивацию для завершения труда: заботу не о том, как нам попасть на небеса, а о том, как отстоять Его право на получение награды. Является ли эта вина за «распятие» Христа чем-то таким, что «дом Давидов» и «жители Иерусалима» сознавали? Очевидно, нет. Это сознание выходит на свет только при «излиянии» Духа. Когда Господь говорит: «и воззрят на Него, Которого пронзили», ясно, что знание об этом грехе или об их участии в нём ранее не осознавалось чётко.

При чтении «Свидетельств служителям», стр. 91-96, видно, что превозношение Христа в вести 1888 г. исполнило бы пророчество Захарии, если бы эта весть была принята «домом Давидовым». Несомненно, что в наши дни у наших служителей и народа нет ещё чёткого видения этой истины. Исполнение пророчества Захарии ещё в будущем, как и окончательное «омытие», связанное с «излиянием» Духа. Когда оно наступит, оно коснётся не только «греха», но и «нечистоты».

Прежде чем рассмотреть, как именно корневая проблема Лаодикии является бессознательной, как вражда против Бога была и всё ещё остаётся сегодня основной преградой для принятия излияния Святого Духа, давайте опять обратимся к нашим Библиям, чтобы более тщательно рассмотреть реальность этой проблемы неосознанного греха.

                 

Когда вся неправда действительно очищается

Возможно, кто-то не спешит соглашаться с тем, что в церкви есть столь серьёзная проблема. Эти люди находятся под впечатлением от 1 Иоанна 1:9: «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды». «Господи, прости нам все наши грехи», – молятся они, полагая, что каждая такая часто повторяемая рутинная молитва стирает запись. Мысль о том, что на диске ещё осталось что-то такое, о чём мы ещё не слышали, слишком сильно потрясает, чтобы в неё поверить. Если мы думаем о прощении грехов только как о подготовке к смерти и воскресению, нам не надо беспокоиться о неосознанном грехе, который ещё прячется под поверхностью.

Но мы живём во время очищения святилища. С 1844 года началась новая и иная работа – работа очищения, восстановления, судебного следствия. Нас заботит не просто приготовление к смерти. Нас заботит приготовление к восхищению. Должно совершиться нечто более глубокое, более тщательное, чем то, что совершалось для предшествующих поколений. Под каплями Позднего Дождя зерно зреет для жатвы, а «жатва есть кончина века» (Мф.13:39). Поэтому принятие Позднего Дождя должно вести к подготовке к восхищению. Чтобы понять Лаодикийское послание правильно, нам, следовательно, надо искать в наших Библиях понимание того, что в прошлые века неосознанный грех был постоянной проблемой для народа Божьего.

1. Многие библейские тексты не имеют смысла без понимания того, что в них говорится об этом неведомом грехе. Иеремия говорит: «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено; кто узнает его?» (Иеремия 17:9). Представляется, что Павел имел в виду эти слова, когда говорил: «Помышления плотские суть вражда против Бога» (Римлянам 8:7). И эта «вражда» является теми глубинами, которые человеку трудно «узнать». Ум скрывает свои истинные мотивы от нашего сознания. Дальше добавлено: «Я, Господь, проникаю в сердце и испытываю внутренности» (Иеремия 17, стих 10).

«Внутренности» (или «утроба») – это древнееврейская фигура речи, которую трудно понять без признания неосознанных побуждений сердца.*

«Ты испытуешь сердца и утробы, праведный Боже!» (Псалом 7:10) «Ты устроил внутренности мои… Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои; и зри, не на опасном ли я пути». (Псалом 138:13, 23-24) «Искуси меня, Господи, и испытай меня; расплавь внутренности мои и сердце мое». (Псалом 26:2)

*«Внутренности» или «утроба» – это метафора, используемая и в иврите, ив новозаветном греческом, обозначающая почки. Поскольку древние люди были относительно мало знакомы с физиологией, почки символизировали для них неизвестные глубины человеческих чувств и эмоций. Обратите внимание на следующий комментарий из «Толкового греческого Нового Завета»:

"Я знаю бездны" и "Знающий сердца и исследующий внутренности" были древнеегипетскими титулами божеств. Это глубокое знание человека проникает глубже поверхностных проявлений. Божественное знакомство с настоящей тайной жизнью человека образует основу безошибочного и беспристрастного суда. (том 5, стр. 361-362)

Иеремия обращается к Господу, чтобы тот защитил его истинные побуждения: «Господи Саваоф, Судия праведный, испытующий сердца и утробы… Тебе вверил я дело моё» (Иер.11:20).

Эта мысль о раскрытии потаённых побуждений сердца переносится и в Новый Завет. Поскольку только Господь «испытует сердца и утробы», Он «воздаст каждому из вас по делам вашим» (Откровение 2:23). Таким образом, когда Господь далее говорит Лаодикии: «Знаю твои дела», –ясно, что послание к лаодикийцам также есть «испытание сердец и утроб», раскрытие «погребённого во мраке», пользуясь словами Эллен Уайт, приведёнными ранее. Мы уже говорили о том, что у Христа не было такой же проблемы неосознанных помышлений, как у нас. Исайя говорит о Нём:

«И почиёт на нём Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих и не по слуху ушей Своих решать дела… И будет препоясанием чресл Его правда, и препоясанием бёдр Его – истина» (Исаия 11:2-5).

Христос совсем не знал подавленного чувства вины. Он стоял перед Богом в «истине» и был, таким образом, «праведен». Его побуждения были чисты и прозрачны.

«Это всего лишь предзнаменование того рода людей, которых соберёт весть третьего ангела, ибо они тоже должны иметь “веру Иисуса” – не просто веру в Иисуса, но ту самую веру, что была у Него, веру Иисуса. Это глубокое переживание, предлагаемое Лаодикийской церкви, вера, духовное ведение и праведность Христова, когда дверь будет открыта». (Дональд Шорт, Исследование об очищении святилища в связи с современной историей деноминации, диссертация на степень магистра Потомакского университета, не издана, 1958, стр. 46).

2. Давид молится: «Кто усмотрит погрешности свои? От тайных моих очисти меня» (Псалом 19:13). Очевидно, что Давид говорит не о погрешностях, известных грешнику и скрываемых от других. Если бы это было так, он бы сказал: «Мы понимаем наши ошибки». Он говорит о погрешностях, которые ещё не понял сам грешник. Это неосознанный грех.

3. Моисей молится: Ты положил беззакония наши пред Тобою и тайное наше пред светом лица Твоего» (Псалом 89:8). Что это за «тайные грехи»? Те, о которых мы знаем, то, что мы скрываем от чужих глаз? Или это неосознанные грехи? Это не могут быть известные грехи, которые мы исповедали, так как такие грехи не кладутся «пред Тобою… пред светом лица Твоего». Все такие грехи «Ты… бросил… за хребет Свой», «в пучину морскую» (Исаия 38:17; Михей 7:19). Должно быть, это неисповеданные грехи; и в контексте Моисеевой молитвы это неосознанные грехи.

Моисей живо описывает неосознанное подавление, которое действует в сердцах всех грешников после грехопадения: «Мы исчезаем от гнева Твоего и от ярости Твоей мы в смятении… Все дни наши прошли во гневе Твоём; мы теряем лета наши, как звук. Дней лет наших – семьдесят лет» (Псалом 89:7-10). Наши годы – это постоянный конфликт с неосознанной виной. Святой Дух постоянно углубляет наше знание о ней. Если мы с радостью принимаем каждое новое и более глубокое открытие нашего неосознанного греха и с готовностью исповедуем его, дело очищения продвигается. Но этот труд для огромного тела церкви долгие годы наталкивается на сопротивление и откладывается. Вестью Верного Свидетеля по-прежнему остаётся «ты не знаешь». Эллен Уайт понимала нашу человеческая проблему неосознанных побуждений. В 1906 году она написала статью на эту тему для «Ревью». Она признавала, что эта тема проходит через всю Библию. Она видела, как Павел из Тарса совершенно искренне не знал собственного сердца, о котором он сказал, что оно было ему неизвестно. Обратите внимание на то, как в основном содержании статьи она признаёт, что это самая большая проблема, стоящая перед человеком, и только служение Христа во святилище даёт её решение:

Братья мои, день и ночь, и особенно в ночное время, передо мной встаёт этот вопрос. “Текел; ты взвешен на весах и найден очень лёгким”. Какими мы предстаём перед Богом в это время? Мы можем быть искренни, и всё же сильно обманываться. Савл из Тарса был искренен, когда гнал церковь Христову. “Я думал, – говорил он, – что мне должно много действовать против имени Иисуса”. Он был искренен в своём неведении. … Мы знаем, что нет ни одного человека, как бы он ни стремился делать добро, кто мог бы сказать: “У меня нет греха…” Как же нам тогда избежать обвинения: “Ты взвешен на весах и найден очень лёгким”? Мы должны взирать на Христа. Неизмеримой ценой Он заключил завет, по которому Он стал нашим представителем на небесном суде, нашим защитником перед Богом.

… Взвешен и найден очень лёгким – вот описание нашей сущности. … Пусть все, и молодые, и старые, будут честны в отношении самих себя, чтобы не спотыкаться во мраке, делая горькие ошибки, и таким образом помогая делать ошибки другим. (Ревью энд Геральд, 8 марта 1906 г.).

Первая часть этой статьи практически представляет собой тематический разбор Библии по вопросу о бессознательном в душе человека. Она цитирует Анну, мать Моисея: «…Господь есть Бог ведения, и дела у Него взвешены» (1 Царств 2:3). Соломон понимал, насколько мы обманываем себя: «Все пути человека чисты в его глазах, но Господь взвешивает души» (Притчи 16:2). Давид видел эту проблему: «Сыны человеческие – только суета; сыны мужей – ложь; если положить их на весы, все они вместе легче пустоты» (Псалом 62:9). Затем Эллен Уайт добавляет:

«В вечных интересах каждого исследовать своё сердце и улучшить все данные Богом способности. Давайте не будем забывать, что нет ни одного побуждения в сердце человека, которое Господь не видел бы ясно. …Нам нужна связь с божественной силой, чтобы получить больше света и понимания того, как прийти в нашем рассуждении от причины к следствию. Нам нужна способность разумения, которая взращивается посредством того, что мы причастны Божескому естеству, удалившись от господствующего в мире растления похотью. …Нет никакого замысла, даже самого сложного, или побуждения, как бы тщательно оно ни было скрыто, которого Он не понимал бы ясно» (там же).

4. Поразительным примером скрытого, погребённого греха является Азаил. Он не мог заставить себя поверить, что способен сделать такие неописуемые вещи, на которые его считал способным пророк Елисей: «И сказал Азаил: отчего господин мой плачет? И сказал он: оттого, что я знаю, какое наделаешь ты сынам Израилевым зло; крепости их предашь огню, и юношей их мечом умертвишь, и грудных детей их побьешь, и беременных женщин у них разрубишь. И сказал Азаил: что такое раб твой, пёс, чтобы мог сделать такое большое дело?» (4 Царств 8:12-13). Азаил искренне не ведал того, что лежало глубоко в его сердце. Точно так же мы искренне не осознаём наших подлинных побуждений, если Дух Святой не обличит нас. Обратите внимание на следующее:

Если бы кто-нибудь сказал им [критиканам], что, несмотря на их рвение и старания по исправлению других, они в конечном итоге окажутся в подобной же тьме, они бы сказали, как сказал Азаил пророку: “Что такое раб твой? Пёс, чтобы мог сделать такое большое дело?”» (СЦ 4, 89,90).

Если бы, когда Ахан поддался искушению, его спросили, хотел ли бы он принести поражение и смерть в стан израильтян, он бы ответил: “Нет, нет! Что такое раб твой? Пёс, чтобы мог сделать такое большое зло?” Но… он пошёл дальше, чем хотел в своём сердце. Именно так отдельные члены церкви незаметно увлекаются чем-то и… вызывают гнев Божий против церкви» (там же, стр. 492,493).

Не забывайте, что, как и при распятии Христа, именно нереализованный мотив является неосознанным, а не само внешнее действие. Сейчас Верный Свидетель хочет, чтобы мы увидели и ощутили ужасные последствия неведомого греха, который понудил наших братьев отвергнуть начало Позднего Дождя на конференции 1888 года и после неё, и это тот же самый неосознанный грех, который понудил иудеев распять Христа. Сколько десятков лет мы несём ответственность за задержку грядущего Громкого Клича? Всё это время мы думали, что нами движет желание ускорить его наступление, хотя в действительности мы задерживали его!

5. Ещё одним классическим примером неведомого греха является произошедшее с Езекией (4 Царств 20 и 21). Он был хорошим царём, настолько хорошим, что если бы он сказал «аминь» на указание Господа: «Сделай завещание для дома твоего, ибо ты умрёшь и не выздоровеешь» (Ис.38:1), он, наверно, вошёл бы в священную историю как самый лучший царь, который когда-либо был у народа Божьего. Он не знал о потаённых, скрытых корнях зла, таившихся в его бессознательном. Он стал молиться: «“О, Господи! Вспомни, что я ходил пред лицом Твоим верно и с преданным Тебе сердцем, и делал угодное в очах Твоих”. И заплакал Езекия сильно» (4 Царств 20:3). Но его сердце не было совершенным! Когда к его жизни были добавлены пятнадцать лет, он стал жертвой неосознанных эгоистических побуждений и разрушил то доброе, чего достиг в прежнее время, когда был здоров. Он родил и воспитал нечестивого Манассию.

Иеремия, оглядываясь назад, передаёт суждение о последней эпохе его царствования: произошёл национальный упадок Иуды и народ был отдан «на озлобление всем царствам земли за Манассию, сына Езекии, царя Иудейского, за то, что он сделал в Иерусалиме» (Иер.15:4). Всё то зло, которое Езекия сделал в эти последние пятнадцать лет, уже скрывалось тайно в его сердце ещё до болезни. «В небесных книгах записаны грехи, которые были бы совершены, если бы на это была возможность» (БК 5, 1085).

Как и добрый царь Езекия, мы кажемся себе (и пытаемся показать другим) служащими Господу «с преданным сердцем». Мы так долго неверно понимали 1 Иоанна 1:9, что не решаемся думать о возможности существования резервуара неосознанного греха после того, как мы «обратились». «Мы исповедали свои грехи, – настаиваем мы, – поэтому Господь верен и праведен и очистит нас от всякой неправды. Нет такого греха, от которого мы не очищены». Мы не смогли понять того, что Господь не может очистить нас от всякой неправды, которую мы ещё не исповедали сознательно.

В случае с Езекией «оставил его Бог, чтоб испытать его и открыть все, что у него на сердце» (2Пар.32:31). Вдохновение говорит, что то же самое будет и со святыми в последние дни. Они будут оставлены и «должны будут жить перед лицом святого Господа без Ходатая» (ВБ, 425,614). Параллель с Езекией точная. Но святые не осмеливаются повторять глупости Езекии, ибо, если «они окажутся недостойными и пороки влекут их к гибели, тогда святое имя Бога будет в поношении» (ВБ, 619).

Защита Бога, и вследствие этого успешное завершение «великой борьбы между Христом и сатаной», зависит от того, каким путём они пойдут там, где потерпел неудачу Езекия. Осмелится ли Бог позволить такое испытание, прежде чем они будут готовы?

Езекия, спящий во гробе, являет собой прообраз миллионов умерших «добрых» людей. Они сознательно и искренне служили Господу так, как знали или понимали. Но подобно Езекии, ни одно поколение никогда не понимало полностью потенциала своих сердец, неосознанного отчуждения от Бога, лежавшего под поверхностью. Ни от кого не требовалось пройти беспрецедентное испытание – «жить перед лицом святого Господа без Ходатая». Причина этого в том, что никто не получал «окончательного искупления», которое только и может исцелить проблему неосознанной вражды против Бога. (Выражение «окончательное искупление» не надо откладывать на чердак адвентистской церкви как ошибочное понимание наивных пионеров. Это выражение довольно часто встречается как имеющее смысл в трудах Эллен Уайт. Кроме того, есть много свидетельств того, что Писание поддерживает эту идею, неявно присутствующую в великолепной концепции очищения святилища.)

Заметьте: ни одно поколение народа Божьего не получало «окончательного искупления». То, что несколько человек были вознесены, как то Енох или Илия, может указывать на то, что этот опыт мог быть известен небольшому количеству разрозненных людей в каждом поколении.

(Продолжение следует)